Сценарий к видеоролику «Хочешь сделать карьеру — пойми тайну президента»

Хочешь сделать карьеру — пойми тайну президента Скачать сценарий

Перейти на страницу видеоролика «Хочешь сделать карьеру — пойми тайну президента»

ПОЛЗУЩИЕ ГУСЕНИЦЫ

М-да, глупо всё происходит — не у мастеров.

А чтобы стать мастером и обрести те сверхвозможности, которые сопровождают могущественного мастера, надо освоить четыре принципа дружбы.

Дружба, в особенности в ней мастерство, действительно дают сверхвозможности.

Рассмотрим этот феномен на примере роты. К примеру, женской. Женщины не мужчины, воспитание у большинства другое. Но в Великую Отечественную встречались женщины, которые воевали получше мужчин. Была лётчица, которая сбила десять самолётов противника. Если бы каждый лётчик у нас мог сбить по 10 самолётов, война бы кончилась через месяц. На фото все женщины – добровольцы. Принудительного набора женщин в действующие части не было. Так что они — лучшие из лучших. Вторая жена Ромбаля Коше — их аналог.

Да, это очень важно: вторая жена Ромбаля Коше — их аналог.

Она бы точно не отсиживалась — как абсолютное большинство и была бы ни где-нибудь, а в партизанах.

Впрочем, подробнее об этом в четвёртой серии «Женщина, приносящая удачу». Очень важная серия. Очень.

Итак, рота. Казалось бы, какая разница: рота стреляет залпами или каждый сам по себе? Количество стволов одинаковое, частота стрельбы при залпах меньше — однако ж специалистам известно, что залповый огонь намного эффективней. Дело в том, что объединение людей вокруг одной цели, желательно, светлой, приводит к появлению как бы коллективного разума — мощность которого превышает сумму единиц. Рота, стреляющая вразнобой, состоит из малоадекватных солдат, но вот они объединились — и стали намного адекватней, попадать стали лучше. Объединённый интеллект имеет большие возможности.

Но рота солдат — это объединение низкого уровня. А возможно объединение уровня более высокого.

Как уже было сказано, чтобы стать мастером и обрести те сверхвозможности, которые сопровождают могущественного мастера, надо освоить четыре принципа дружбы.

Один из этих четырёх принципов: перестань подставлять бабе свой нос. Нос, за который водят. Но вон сколько подставляют.

И будут продолжать подставлять — пока во время инициации не поймут об устройстве жизни нечто важное.

Понять жизнь, чтобы перестать подставлять, означает избавиться от детских представлений времён песочницы, что женщина — твоя слуга, прислуга, рабыня. Причём, самозабвенная рабыня.

Младенец на основании того, что мамка его пеленает, кормит и восторгается его какашками, делает тот отупляющий его вывод, что он — господин, а мать — его прислуга. Причём такая его прислуга, которая просто фонтанирует — ну прям как гейзер — желанием ему блага.

Эта дурацкая младенческая вера с годами переносится на всех прочих женщин, в особенности, на жену. Так глупо и веруют чуть ли не как в ангела-хранителя, пока не поймают жену на измене или на том, что она его обворовала, да и, истрепав нервы, здоровье подпортила. После получения мордой об стол относительно представлений о семейной жизни в этой области, у некоторых может наступить прозрение.

Однако до первого прозрения долго ждать — свадьба, измена, развод, шок от предательства, пока ещё очухаешься…

Товарищ Ромбаль Коше решил сэкономить сыну многие годы.

Первый слой совершившейся на вилле инициации — явление сыну тайны женщины как наоборотницы.

НОУ НОУ НОУ!

Да, наоборотницы. Или, проще сказать нетницы.

БОН – НОУ

Для этого инициирующего показа надо подобрать объект особенно очевидный — и даже смешной.

Особенно смешна женщина в период, когда она собирается с мужем развестись. Предать. В этот период женщина особенно нелогична, особенно смешна. Истинную причину развода она скрывает, пытается объяснить своё предательство нравственным возмущением выдуманными прегрешениями мужа. А раз выдуманные, то аргументы её всегда смешны из-за нелогичности. Обычно баба обвиняет одновременно в двух противоположных вещах — тут-то и понимаешь, насколько она тупа и неадекватна, раз не в состоянии даже сообразить, что обвиняет в двух взаимоисключающих вещах. Скажем, с одной стороны, обвиняет в том, что он не обращает на неё никакого внимания, а с другой — что достал её сексуальными домогательствами. Взаимоисключающие обвинения.

Искомую для инициации предательницу мы и видим на вилле. Для понимания механизма инициации очень важно постоянно учитывать, что дама за столом ведёт себя типично, типичней некуда — как и всякая собравшаяся предать. (ТАК ВЫГЛЕДЕЛА ЗА НЕДЕЛЮ ДО УХОДА)

Итак, семейство сидит за обеденным столом. Баба вся такая благостная-благостная, сама забота о муже и детях, одета-причёсана, дети сидят выпрямившись, посуда на столе лучшая.

На эту клоунаду за столом непременно есть две точки зрения: потомственных уборщиц с их отпрысками и противоположная — логиков уровня Ромбаля Коше, которые поняли, что типичная женщина — всего лишь наоборотница. А раз понял стержень мотивов, которыми во всякое время руководствуется женщина, то понял и толпу — ведь давным-давно известно, что толпа — это женщина.

Классу уборщиц мерещится, что эта обеденная семья — образец благополучия и стабильности, а одетая и причёсанная — залог процветания, ангел-хранитель семьи. Смешно, но опрос зрителей «Игрушки» показывает, что предательницу за столом чуть ли не все воспринимают как женщину хорошую, и даже особенную. Класс уборщиц не понимает, что женщина ВСЕГДА смотрится противоположно тому, чем она в данный момент является. Когда баба трусит — непосвящённому кажется, что она уверенна в своих силах, уверенно смотрит на жизнь. Когда баба не понимает и не слушает — то она мерещится внимательной слушательницей. Когда, наоборот, она слушает, непосвящённому мерещится, что не слушает. Когда женщина землю готова грызть, чтобы хоть кто взял за неё ответственность, подростки, глядя на неё, оценивают её как гордую и независимую, в мужчине не нуждающуюся. Этот перевёртыш восприятия закономерен: мама ведь всё время описывает своё состояние противоположно: когда готовилась отравить, говорила, что любит и влюблена. И так далее по всем пунктам. На вилле дама непосвящённым кажется добропорядочной матроной. Наоборот, от того, чем она является на самом деле — предательницей.

При этом классу уборщиц будет казаться, что пара Ромбаль Коше и его вторая жена находятся на грани развода, дескать, чужие друг другу люди.

В действительности всё наоборот — разумеется. Все наоборот от того, что мерещится уборщицам-наоборотницам: у пары Ромбаль Коше — вторая жена семейное будущее есть, а у дамы с виллы будущего нет. У её мужа есть, а у неё — нет. По её собственной вине.

Начать объяснять, почему у причёсанной нет будущего, придётся с мелочей, крупное отодвинем на попозже.

Обратите внимание на позу мальчишки Эрика: когда ему интересно, он разворачивается всем телом в сторону интересующего его объекта. Всем телом.

Хозяин виллы тоже разворачивается в сторону интересующего объекта. Дочь хозяина виллы тоже. А вот причёсанная совсем не так. Она не разворачивается, она косит. Так делают бабёшки на кадрёжке. Или кобылы — буквальные. Которые с копытами и ржут. Помнится, как по песне: косит лиловым взглядом. Так и бабёшки. Лучше сказать, не бабёшки, а просто шлюхи. Типичная мимика, когда примеряют на себя очередного прохожего.

Да и как иначе, раз она собирается развестись? В самом деле, что эта шлюха должна была подумать, когда в комнату вошёл незнакомый мужчина? Только одно: что он, весь из себя её оценивший и потому влюблённый, ворвался её похитить. Её похитить, а мужа, соответственно, убить. Или унизить, растоптать. Всё ради неё. Теперь что бы Ромбаль Коше ни делал, ей будет мерещиться, что пришелец к ней кадрится — вот она и косит. А мужа будет унижать — так ей мерещится. Так уж устроено восприятие предательниц.

Предатель — это противоположность настоящего друга. Друга жреческого уровня. Товарища.

Но самое интересное, конечно, не эта косая кобыла.

Гораздо интересней взаимоотношения Ромбаля Коше и хозяина виллы. Когда Ромбаль Коше предложил 200 000, хозяин не растерялся, не засуетился, а запросил два миллиона. Значит, не крохобор. Крохобор бы заволновался, изошёл эмоциями, утерял бы инициативу и адекватность — и согласился бы на 200 000. Как-никак в два с лишним раза больше, чем реальная стоимость виллы.

Да, крохобор впал бы в эмоции, задёргался. Это происходит всегда, когда персонаж не понимает смысла ситуации. Значит, хозяин виллы ситуацию оценил верно. То есть понял, что Ромбаль Коше вовсе не дом покупает. И вообще ничего не покупает — а спонсирует.

Это очень важное слово — спонсирует.

Как это хозяину виллы удалось понять, что идёт спонсирование, а десяткам, если не сотням миллионов зрителей «Игрушки» понять это не удалось? Как так получилось?

Вот пришелец, казалось бы, ни с того, ни с сего предлагает сначала 200 тысяч, а потом и вовсе 3 миллиона. Объяснений возможно основных только два. Одно: Ромбаль Коше покупает себе ещё одну виллу и хочет при этом прежних хозяев унизить. Это толкование из идиотического мировоззрения уборщиц.

Но есть и другое толкование, из другого мировоззрения, из мировоззрения адекватных: Ромбаль Коше спонсирует что-то благородное, оно же жреческое.

Понять такие вещи может только спонсор, человек имеющий опыт спонсорства. Только. Раз хозяин виллы, будем называть его миллионером, это понял, то он сам спонсировал — притом нечто жреческое. И тем перебрался на новую, более высокую ступень развития. Только на условии наличия опыта спонсорства хозяин виллы мог не потерять голову. И сохранить самообладание. Раз не потерял, значит, и опыт имел, и на эту тему размышлял.

А при нём его косая кобыла смысла происходящего не поняла. Косила в это время. Да и вообще она, по сути, уборщица, хотя и смогла подлезть под будущего миллионера, когда он был молод, соответственно, был глуповат и ему было ещё не по уму обратить внимание на женщину такого типа как у товарища Ромбаля Коше его вторая жена.

У класса уборщиц представление о спонсорстве и его мотивах самое нелепое. Вернее сказать, наоборотническое. Бабы много отдают денег — но всегда жулью, а если и на цели, как им кажется, религиозные, то всё равно приглянувшийся им вариант религии всегда жульнический. Ни для кого не секрет, с каким энтузиазмом проститутки содержат сутенеров. Всё остальное у женщин по тому же принципу.

Все мы платим. Если не спонсируешь по тому же принципу, что и президент Ромбаль Коше, то платишь какому-нибудь аналогу сутенера. И остаёшься идиотом, внутри класса уборщиц.

У логика-спонсора всё иначе. Он — понимает.

Не будь хозяин виллы спонсором, он бы не смог объединиться с Ромбалем Коше в жреческую пару. Но именно их объединение и спонсировал Ромбаль Коше. Не покупал, а спонсировал. Не имеющему опыта правильного спонсирования— невозможно понять, что три миллиона — это вовсе не деньги, а своеобразный пароль. Элемент тайного языка общения посвящённых.

На самом деле, на вилле образовалось нечто большее, чем жреческая пара.

У отцов развитых, да и у отцов вообще, есть проблема общения со своими детьми, даже с сыновьями. Развитый отец — мужчина, а сын поначалу — маменькин сынок, баба. Поначалу, а то и навсегда. На мужские темы он говорить не в состоянии. От разговора с отцом на мужские темы у маменькиного сынка появляется ощущение, что его подвешивают на мясницкий крюк — и он бежит. У него интерес вызывают только те темы, которыми маменьки интересоваться позволяют. Маменек интересуют не деньги, но они хотя бы делают вид, что деньги интересны, значит, на тему денег. ЭРИК СМОТРИТ ПРЯМО НА ОТЦА Отец поговорить со своим недоразвившимся сыном может. И сын будет слушать — и даже, возможно, понимать. В результате, отец-спонсор, — имеется ввиду спонсор жреческого типа, — может строить мысль о том, как спонсировать правильно, а как не правильно. Вот в теме правильного спонсирования отец и начинает перетягивать сына на мужскую территорию. Это потому так, что при объяснении принципов жреческого спонсорства никак не миновать объяснений сыну таких ключевых для жизни понятий как «исследователь» и «мутационный коллектив»… Сюда же относится и тема границы знаний… Граница знаний и исследователь — интересно ведь? Очень.

Никак не возможно, что спонсор Ромбаль Коше не говорил на эту тему со своим сыном Эриком. Говорил. Столь же невозможно, чтобы хозяин виллы СЕМЬЯ МЕНЯТЬ РАКУРСЫ не говорил на ту же тему со своим сыном. А то и с дочерью. Трудно сказать, поняла ли хозяина виллы его дочь, но сын, скорее всего, понял.

Таким образом, вот приходит на виллу товарищ Ромбаль Коше и нечто — нечто непонятное всем косым кобылам — спонсирует. Тайный язык Ромбаля Коше хозяин виллы понимает, отчасти понимает сын Ромбаля Коше Эрик, отчасти понимает сын хозяина виллы и, может быть, его дочь. Точно не понимает одна только косая уборщица, изображающая матрону. Ну и закономерным образом, кобыла всех понявших обвиняет в том, что они мудаки. Женщина же обвиняет в своём. Она не поняла, тупила, вот и обвиняет понявших, что не поняли они. Считает их всех мудаками. Потому что сама мудло.

Сыновья, так же как косая кобыла, не имеют опыта спонсорства, но между косой кобылой и сыновьями есть разница: косая кобыла себя обгадила отказом спонсировать, или обгадила себя спонсированием жулья, а у сыновей ещё не было возможности ни спонсировать, ни гадиться. Другая категория. Можно назвать их, скажем… сочувствующими.

Таким образом, на вилле образовалась не жреческая пара, а коллектив численно больший, то есть два спонсора и два сочувствующих. Коллектив огромного психоэнергетического потенциала. Логического потенциала.

Чтобы представить, какое воздействие производит подобный коллектив на предательниц вообще, можно рассмотреть виденное всеми по жизни ни один раз.

Все видели, — пусть не все осмысливали, — что любая жена не терпит, когда в гости к её мужу приходит хоть сколько-нибудь мыслящий товарищ. Ну или просто гражданин. Мужики сидят разговаривают, скажем, на кухне, предположим, обсуждают строительство дома, а жена — внутренне — места себе не находит, ей мерещится, что её страшно унизили. Чувствует себя эдаким дерьмом.

Но её никто не унижал. И то, что она дерьмо, никто не думал.

Они просто обсуждают строительство дома.

Дело в том, что когда муж думает даже просто в одиночку, типичной жене становится плохо настолько, что она не жалеет усилий, чтобы муж думать перестал, чтобы он заторчал. Она или истерики закатывает, или навязывается с интимом.

ИЗ КРЕЙЦЕРОВОЙ СОНАТЫ С ГАЗЕТОЙ

ВАЛЯЕТСЯ НА ПОЛУ Это когда думает только один. Но когда рядом с бабой думают сразу двое, ей и вовсе мерещится, что ей каюк, на дыбе пытают. Все жёны отваживают друзей мужа от дома. Посмотрите вокруг — и убедитесь. Такую Содома Гоморру устраивают после прихода друга, что он десять раз подумает, в каком месте со знакомым встретиться.

Женщине плохо, даже когда совместно думают просто два бытовых мужика. А представляете в какой жуткий кошмар — воображаемый, конечно, — она впадает, когда разговаривают два спонсора ФОТО КОШЕ И МИЛЛИОНЕР в присутствии двух сочувствующих?

Когда женщина оказывается в присутствии мыслящего человека, скажем, мужа, который взял за неё ответственность, у неё не только ощущение, что её унизили, она ещё начинает испытывать страх. Настоящий страх. ИЗ КРЕЙЦ ЧТО-ТО ПОХОЖЕЕ НА СТРАХ Дело в том, что у женщины два вида страха: один настоящий — рядом с логиком, протест против всякого вида умственной деятельности, и поддельный, результат кривляний. Женщина кривляется под страх, когда она кадрится, пытается забраться на чью-то шею. Чтобы подманить, она начинает делать вид, что испугалась. Маменькины сынки на это клюют. Мужчины нет, а маменькины сынки — да.

Если не понимать, что у женщин всё в двух экземплярах — страх, обиды, горе — то не понять, почему она говорит, что боится мужа, взявшего за неё ответственность, и ещё говорит, что, когда её насиловал маньяк, она испугалась. Два противоположных персонажа, а реакция, как ей самой кажется, одна. В попытке соединить концы с концами, женщины, — от большого ума — заявляют, что у неё муж — сексуальный маньяк. На самом деле, рядом с мужем, который задумался, у неё страх настоящий, внутренний, а тот страх, который она описывает, перед тем как её в парке изнасилует сексуальный маньяк — это кривляние. С перевоплощением. Это описано в системе Станиславского.

Сучка не захочет, кобель не вскочит. Почуяв сексуального маньяка — а маньяки это марионетки женщин, квинтэссенция маменькиного сынка — косые кобылы впадают в охоту, у свиней это называется эструс, признак которого — изображение страха и замирание — тут-то и выскакивает из кустов сексуальный маньяк. Науке прекрасно известно, что есть женщины, которых за всю жизнь не изнасилуют ни разу, а есть женщины, которые оказываются жертвами — жертвами, конечно, в кавычках — до трёх групповых изнасилований за день. Групповых!..

Нет, это нисколько не смешно. Понятно, что многие сейчас вспоминают анекдот о изнасилованной монашке, которой настоятельница советует съесть лимон, чтобы изменилось выражение лица… Или вздохи соседок, из аналогичного анекдота о мирянке, дескать, одним всё, другим — ничего… Изнасилованные не объект для смеха, или хохота, а объект изучения, как устроен мир. Мира вообще, человеческой популяции в частности, наоборотниц прежде всего…

КОСУЮ УЗКУЮ На вилле при объединении двух спонсоров и двух сочувствующих в психоэнергетическое целое косая кобыла не могла не испытать неподдельный страх. Такого рода страх приводит — как говорил сам Ковпак, дважды Герой — к дрисне.

КОВПАК

В смысле, к поносу. Жидкий стул. Надеюсь, вы понимаете. Женщины редко обсераются от присутствия одного только мужа, тем более, что муж обычно бытовой мужик, но в присутствии двух спонсоров и двух сочувствующих она должна была обосраться обязательно. Знаете ведь, как это у женщин порой случается: всей душой хотела по- тихому пукнуть — а получилось какнуть.

Обратите внимание как косая кобыла показана, когда выходила из-за стола. Аж извернулась, чтобы не показать свой зад. Такой ракурс не случайный — кинематографический язык мастера. ФОТО НЕ ПОВЕРНУВШЕЙСЯ КОБЫЛЫ.

Кроме вони от поноса, от косой кобылы должна была начать исходить страшная вонь изо рта. Вонь изо рта обычно бывает у тех, кто уже заметил свою неадекватность в каком-нибудь секторе жизни, но упорно делает вид, что всё у него в порядке. Приглядитесь по внимательней сразу к нескольким, у кого сильная вонь изо рта — и в этом убедитесь. Вони нет у тех, кто или ничего не понял, скажем, у младенцев, или у взрослых, у тех, кто предпринимает хоть какие-то усилия по устранению своей неадекватности.

Вся эта сумма вонизмов от косой кобылы должна была обрушиться на всех, кто оказался в столовой виллы. Только товарищ президент это всё давно понял, миллионер, может, прежде понял, а может нет, а для сыновей это точно было открытием.

ХАМЕЛЕОН ОМЕРЗИТЕЛЬНА

Значительной части мужчин это удаётся понять лет после сорока, далеко не всем но многим. А в условиях инициации в присутствии двух спонсоров — правильных спонсоров — намного раньше.

Но мало того, что присутствующие сыновья получили о косой кобыле дополнительную информацию в виде вони сверху и снизу, у сыновей спонсоров ещё резко должен был повысится интеллектуальный потенциал.

Всё закономерно: в обществе тупого тупеешь, в обществе умного умнеешь. Насколько же должен был поумнеть Эрик в присутствии двух спонсоров и одного сочувствующего? А раз поумнел, то понял там, где раньше не понимал.

Эрик, как видно дальше из фильма, вполне понял то, что должен был понять по замыслу отца.

ХАМЕЛЕОН

Понял и стал учиться дружить. Учиться воспроизводить психоэнергетику ситуации, в которой особенно хорошо думалось.

Таким образом, Эрик до инициации не мог ничего сообразить, пока был между мамой-предательницей и отцом-логиком. Но вот он оказался внутри, так сказать, коллективного настоящего мужчины и, глядя на страшно воняющую женщину — и всё понял. Вернее, прочувствовал. Сразу вспомнил многое из прошлого, что умудрился перетолковать, сидя в песочнице. Ну, может быть, понял не совсем всё, но, как говорится, лёд тронулся. Во всяком случае, понял, что окажись он перед выбором необитаемого острова с вонючкой, и островом с отцом, он выберет остров отца.

В конце фильма отец ведёт Эрика к самолёту, чтобы тот улетел на нём к матери — и Эрик сбегает.

ПОБЕГ ЭРИКА ОТ САМОЛЁТА

Эрик ещё не настолько окреп духовно, чтобы жить с отцом, переезд к отцу дело будущего, но Эрик уже достаточно окреп, чтобы его тошнило от всякой косой кобылы. По сути от всякой бабы, кроме типажа второй жены Ромбаля Коше и Эрик выбирает промежуточный вариант — Франсуа Перрена.

Кстати, отец спровоцировал этот побег тем, что удалил охрану — ведь даже в магазине Эрика сопровождало пять охранников-мордоворотов. А ведь магазин, пустой, четыре стены, полная безопасность.

Это понимание женщины из класса уборщиц как вонючки и наоборотницы, ведущее к правильному расставлению акцентов, а это ведет к хроническому успеху, и есть инициация. Освобождение от лживой концепции жизни, нарисованной изовравшейся матерью, в центре которого, этого мира, она прекрасная, а всё вокруг перетолковано ею так, чтобы подтверждать, что всё в ней прекрасно, ненависть её тоже прекрасна, предательства прекрасны, а тупость и вовсе предел мечтаний. Всё перечисленное вовсе не генетические её уродства, то есть такие, от которых она не может избавиться в принципе, а уродства психологические, уродства от её неправильных выборов, уродства от которых она могла избавиться — но не пожелала. Предпочла в детстве предавать отца, а потом — всякого правого.

Да, избавиться от уродств ей поначалу пытался помочь отец — но она его посчитала идиотом, потом ей пытался помочь муж — но она устроила ему настоящую войну, чтобы остаться тупицей.

Но показ женщины как наоборотницы только часть инициации. В начале серии мы говорили, что для освоения дружбы надо освоить все четыре её принципа.

После того как человек увидел подлинную женщину, увидел, так сказать, её богатый духовный мир, увидел её как наоборотницу, он от болезненной зависимости от мира уборщиц освобождается. До инициации бегал к ней советоваться по всякому поводу, после инициации — перестал. Освободившись от дурацких пут, человек прорывается в иной мир, в котором ценится движение мысли. Сообразившему Эрику коллективный настоящий мужчина и предоставляет возможность вкусить квинтэссенцию мысли. Лучше сказать, дружбы.

Дело не в словах, не в движениях, а в психоэнергетике.

Эрик вкусил состояние. Состояние ума. Вкусил — в смысле ему понравилось.

Теперь Эрик будет стремиться к обществу не просто мужчин, а умных мужчин, особо умных мужчин — основоположников науки, героев, созидающих предпринимателей. Этих интересов у класса уборщиц нет.

Теперь такой вопрос: а чего это Ромбаль Коше потребовал, чтобы вилла была прежними хозяевами покинута немедленно? Какая ему разница: немедленно или медленно?

Класс уборщиц истолковал бы это «немедленно» тем, что Ромбаль Коше хотел бывших владельцев унизить. Всё, конечно, иначе. Это косые кобылы хотят унижать, потому в этом и обвиняют логиков.

Ромбалю Коше, действительно, всё равно, когда покинут дом бывшие хозяева. Хозяину тоже всё равно. Не всё равно только косой кобыле. У неё одной есть мотив.

В самом деле: вот дом должен взлететь на воздух, — или горит уже — успеть вынести можно только одну охапку — чего-нибудь. Какие вещи будет выносить мужчина, а какие женщина?

Возьмут они, понятно, разные вещи.

Я бы, к примеру, вынес охапку партизанских мемуаров сталинских лет издания. Есть в моей библиотеке книги на рынке ценящиеся многократно дороже, скажем, предыдущих веков издания. И всё равно, пусть лучше гибнет этот антиквариат, но партизанские книги — подчёркиваю сталинских лет издания — достойны того, чтобы их спасали даже из огня, даже ценой ожогов. Какая в тот период была свобода мысли для авторов, носителей победного мировоззрения! Аналогов в истории не сыскать. Никакими другими книгами иных эпох партизанских мемуаров сталинской эпохи не заменить.

Думается, и хозяин виллы вынес бы нечто похожее.

А вот косая кобыла вынесла бы охапку совсем иного.

Вынесет она вещи тоже не имеющие формальной стоимости. Когда женщина воюет против мужа, когда сопротивляется его помощи понять самые элементарные закономерности мира, она для усиления своей идиотической позиции времён песочницы использует различные реликвии. Как правило, они напоминают об её изменах. Всякие-разные вещи, казалось бы, невинные. Но невротически переносящие её в её предательства прошлого. БЕГСТВО МИСТЕРА МАК-КИНЛИ Обыкновенные вещи, ставшие чем-то иным, поскольку напоминают кобыле о её предательствах. В глазах кобылы они приобретает совсем иной смысл. Глядя на них, кобыла начинает торжествовать и считать своего мужа мудаком. Таков типичный ответ женщины на полезную мысль мужа. Он ей что-нибудь правильное говорит — а она шарится взглядом по комнате.

Представляете, что будет, если хоть сколько-то развитый муж увидит в руках жены охапку таких реликвий? Да он их тут же уничтожит. А её пинать будет. На благо детей, кстати, тоже: баба точно так же, глядя на тайные реликвии, считает своих детей мудаками — просто в этот момент она таковыми считает всех. Далёкие от психологии люди не понимают особенностей женской психологии.

Так что вынести тайные реликвии косой кобыле удастся только вместе со всеми другими вещами. ФЛАКОН ЗАКАНЧИВАЕТСЯ

Или возьмём супружескую постель, на которой жёны считают особым шиком изменять мужу и детям. Она же не сможет эту постель за предоставленную Ромбалем Коше минуту вытащить.

Смешно, но, возьмись жена Франсуа Перрена вытаскивать из огня постель, и скажи она мужу, что постель эта напоминает ей минуты любви с ним, обожаемым супругом, которого она постоянно водит за нос — он бы поверил. ДВА С СИГАРЕТОЙ И господин с интересной рожей тоже. И господин с руками тоже.

МИЛЛИОНЕР Так что Ромбаль Коше, требуя немедленного выселения, делал подарок своему новому другу. Мужик, в смысле хозяин виллы, спонсор, подумает — и оценит. И третий миллион вернёт обратно. Вернее, вернёт непременно. Он же не крохобор. Более того, совершенно очевидно, что Ромбаль Коше с хозяином виллы будут друзьями.

ЗА СТОЛОМ Лишившись поддержки реликвий, косая кобыла встанет перед выбором: стать человеком или убраться, в смысле развестись, то есть перестать портить воздух. Скорее всего, человеком стать она не пожелает — раз не пожелала прежде.

Когда человек находится в таком состоянии, как косая кобыла, от него отталкивает.

И это в «Игрушке» показано отчётливо.

Отец семейства встаёт (КАДР), чтобы немедленно покинуть виллу, и увлекает за собой детей.

Казалось бы, он должен был увлечь мать, а за ней потянутся и дети. Посмотрите на улице как ведут себя дети из класса уборщиц: без одобрения матери не делают ничего.

А на вилле спонсора дети пошли за отцом. А всё потому, что воняющей косой кобыле, чтобы не понять, что сейчас происходит, пришлось так всех возненавидеть, так начать отталкивать, что даже её дочь предпочла идти за отцом. Гениальный фильм! Шедевр! Психологически достоверный!

Единственно, что не показали, так это коричневого пятна у кобылы на заднице. Его наличие показали через то, что она уж очень неестественно выбиралась из-за стола.

Но нас интересует прежде всего инициация Эрика.

В начале серии мы говорили о четырёх принципах дружбы.

Самый простой пункт — это видение женщины как наоборотницы. Наоборотница — это когда муж поступает адекватно, а она принципиально наоборот, неадекватно, предательски, косо. Эрик это увидел, и мы знаем это из того, что Эрик вскоре сбегает от матери, такой же косой кобылы. То, что мать Эрика тоже косая кобыла ясно из того, что она от Ромбаля Коше, редкого по силе учителя, сбежала. Была бы не косой, на коленях бы ползла за таким мужем. А сын её не был бы ни истериком, ни маменькиным сынком — а товарищем.

Итак, смысл инициации — это переведение человека из состояния неудачника в человека успешного, победного. Для этого нужно изменить ориентацию человека с тупого торчания внутри сброда под руководством бабы-наоборотницы на ориентирование на объединённый разум внутри коллектива логиков. Проще говоря, перевод подсознания с ориентации на маму-наоборотницу на ориентацию на мастера в отце. Другое тому название — дружба, товарищество.

Инициацию прошли далеко не все, если не сказать единицы. Прошли бы — не бегали бы к бабе за советом по всем и всяческим поводам. И не выпёрдывались бы, оказавшись в мужском коллективе.

Первый принцип товарищества мы уже рассмотрели — видение женщины как наоборотницы, то есть такой, какая она есть на самом деле. Умение видеть всякую женщину непосредственно, без буфера из многолетнего вранья мамки о себе самой, какое она небесное совершенство.

Второй принцип дружбы — любовь к Истине. Эрик оказался внутри коллектива из двух спонсоров и двух сочувствующих. При этом он испытал сильнейшее наслаждение от возросшей способности мыслить. Он не сбежал, не кинулся подтирать зад косой кобыле — значит, понравилось противоположное — мыслить. Теперь Эрик будет искать компанию интеллектуально развитых. Соответственно, и развиваться.

Да и игры у него должны стать интеллектуальными, исследовательскими. И стали.

С СЕГОДНЯШНЕГО ДНЯ ВЫПУСКАЕМ ГАЗЕТУ.

Эрик стал выпускать бесцензурную газету, в которой стал пытаться разобраться в странных поступках отца. И не беда, что поначалу истолковал эти поступки не правильно.

Из под груза многолетних внушений косой уборщицы не так-то легко выбраться.

Из четырёх принципов дружбы осталось разобрать ещё два.

Третий принцип — троичность дружбы.

Четвёртый принцип — наличие светлой цели, действительно светлой, а не вываленной в словоблудии тёмной.

Принцип троичности дружбы или, что то же самое, принцип коллектива, хоть военного, хоть производственного, хоть какого, предполагает даже у двух друзей наличие как бы третьего — но самого главного. «Как бы» потому что этот третий может быть и покойником. Этот третий — уважаемый обоими друзьями человек. Тот, о котором они оба смогли сообразить, что он более развит, чем они. Матёрый волк по сравнению с волчатами.

Двое в классе уборщиц общаются иначе. Там дружбы нет. Зато есть подставы. КАДР С ПРЕДЛОЖЕНИЕМ РАЗВЛЕЧЬ БАНКИРА Один — врёт, другой, обманутый — торчит. КЛИП ВАЛЕРИИ ОБМАНИ

«Торчит» и «обманут» — синонимы. Торчать — любимое состояние низов. Они за это состояние борются.

Это противоположность первого принципа дружбы — поиска истины. А синоним слов «обманывает» и «врёт» — выпёрдывается. Что бы перестать выпердываться надо суметь понять, что есть люди намного более развитые чем ты. Значит, если друзья уважают кого-то третьего, пусть уже покойника, действительно человека достойного, то их отношения выходят на уровень дружбы.

А с уровня низов, где пара болтается в комбинации обманутый — обманывающий уходят.

Эта низовая комбинация целиком и полностью скопирована с семьи детства. Отец — говорит дело, обсуждает пути достижения той или иной цели, мать-наоборотница — тупит, не слушает, старается не понять, оскорбляется, бежит рассказывать ребёнку, какая она совершенство, а отец — монстр. Словом, то самое выпёрдывание. А ребёнок верит и торчит. С годами к этому уродскому состоянию привыкает. Поверить лжи — это и есть торчать. Не поверил бы, остался бы адекватен, называл бы вещи своими именами — не заторчал бы.

Таким образом, класс уборщиц играет в эту фазу игры в «дочки-матери» постоянно. Потому и тупые.

А адекватные — товарищи, потому и могут справиться с задачей любого уровня.

Два товарища — это тройка. Это надо понимать.

В этом суть третьего принципа дружбы.

Понятно, что на вилле товарищ миллиардер и товарищ миллионер были как бы в присутствии третьего — товарища. Третьего, которого они оба уважали. Ну и кто бы это мог быть? Понятно, что человек этот для их поколения известный. Его признаки: он — спонсор. И даже аскет. И победитель во всех своих начинаниях.

Ну и кто этот третий товарищ-спонсор?

В наше время мало кто знает, что до 1953 года в Советском Союзе не было Государственной премии. Премия была, но не государственная. Этой премией отмечались ежегодно многие десятки людей, и премии эти были значительные по сумме. И выплачивались они из ЛИЧНЫХ средств одного человека — товарища Сталина. Эти личные средства у товарища Сталина образовывались за счёт гонораров за издания его книг, которые публиковались по всему миру огромными тиражами. И эти тиражи раскупались образованной частью населения вроде рассматриваемых товарища миллиардера и товарища миллионера. Да, то самое поколение. И оба они прекрасно знали, что товарищ Сталин не только не крохобор, не только спонсор, но ещё и аскет.

Поэтому оба, и миллионер, и миллиардер, прекрасно понимали, что этот третий товарищ им свой — учитель, принцип троичности дружбы.

Не у всех есть возможность свободно общаться с миллионерами и миллиардерами. А у меня, как писателя, такая возможность есть. С миллиардерами, правда, не общался, а с миллионерами и мультимиллионерами бывало. Так вот, в этой категории процент уважающих товарища Сталина неизмеримо выше, чем среди низов, он же класс уборщиц. Поговорите с люмпеном, скажем, с Украины: если в разговоре с каким-нибудь таким люмпеном вы упомяните имя Сталина, то люмпен не то что будет от ненависти дёргаться, он дрыгаться перед вами будет.

Такая реакция у всякого, кто не умеет дружить, не умеет быть товарищем. Это — тот же господин с влажными руками и господин с рожей.

Для полноты картины надо вернуться к теме отношения класса уборщиц к правильным спонсорам. Если вы откроете книги писателей-исследователей и научных работников лауреатов Сталинской премии, в изданиях после 1953 года, то обнаружите надписи, что авторы — лауреаты Государственной премии. Это — враньё. А лжец никак не может быть товарищем. Врали-коммунисты, обвирающие Сталина, называли себя товарищами. Но и это враньё. Это — всё тот же класс уборщиц, неудачники.

Ну, да плевать на них.

Созерцание — то есть рассмотрение с удовольствием — того, как товарищ Ромбаль Коше из шедевра французского кинематографа «Игрушка» учил своего сына дружить, этой серией ещё не закончено. Обсудить есть что — и очень важное. Тем более, что приёмы, используемые Ромбалем Коше, совсем не понятны классу уборщиц, воззрение которого всякая баба втирает своим детям с пелёнок.

Понять, как президент Ромбаль Коше учил своего сына дружить — и научил — значит, вырваться из класса уборщиц, стать удачником, победителем, человеком, способным мыслить из объединённого интеллекта.

Оцените материал
( Пока оценок нет )
Добавить комментарий