Как подсмотреть с результатом  Скачать сценарий
 
Видеоролик "Шамано-жреческий аспект "Дома летающих кинжалов""
 
 КЛИП Трус – это тот, кто боится подсмотреть и только так и узнать правду. Практика жизни показывает, что боящийся правды не боится никаких поступков, чтобы её, правду, не узнать. Иными словами, фальшивые поступки – это и есть трусость. ЭПИЗОД НОЖ ЛЕТИТ И В НЕЁ ПОПАДАЕТ НАДПИСЬ: ТРУСОСТЬ - НЕ БОЯТЬСЯ ФАЛЬШИВЫХ ПОСТУПКОВ А трусость – это первейший из человеческих пороков.

 Всякий парадокс обостряет ум. Парадокс: первейшие трусы – это военные. Кто служил в армии, всякий, кто имел доступ в военные городки, знает, что жёны офицеров изменяют мужьям – с их подчинёнными, с солдатами. Сами офицеры тоже знают, что другим офицерам их жёны изменяют, но предположить, что и его жена тоже как все, он не в состоянии. Это и есть то самое: правду узнать он боится.
 
Казалось бы, изменять военному, офицеру, опасно, ведь у него оружие и грозный вид, но, на самом деле, совершенно безопасно. Женщинам прекрасно известно, что изменять военным можно хоть у них на голове – они все как один сделают даже невозможное, чтобы не понять или не заметить. Так что, если кому и безопасно изменять, так это военному.
 
Искусство кинематографа, высших, во всяком случае, образцов, шедевров – это умение показать и рассказать циничную историю красиво. Да так рассказать, чтобы можно было сделать обобщение об устройстве мира. Поэтому офицеры, если шедевры кинематографа когда и смотрят, то только в пьяном виде – лишь бы ничего не понять. Трусят узнать правду. ТЫ ЛЮБИШЬ ВИНО
 
Самая страшная для военного правда та, что это он сам заталкивает свою жену изменять – притом именно с солдатами. Мог бы сделать так, чтобы она не изменяла – однако для этого ему прежде надо узнать, как это всё устроено. А он боится. Женщина изменяет тогда, когда она несчастна. Да, как бы она ни кривлялась, что она «находит себя» меняя партнёров – это всего лишь кривляния, призванные скрыть, прежде всего, от неё самой, насколько она несчастна. Оно, конечно, сама дура, сама виновата, но и муж-военный руку приложил.
 
Счастье возможно только при естественной жизни. А естественно получается только в естественной комбинации. Назовём эту комбинацию Триединством. Три элемента: во-первых, старец, или, лучше, попроще – дед, во-вторых, чистая дева, в-третьих, ученики, деды в будущем. Она не совсем дева и в том виновата, сама себя счастья лишает, но и мужу-военному до деда далеко. Вот выпускник военного училища, как говорится, молоко на губах ещё не обсохло, но уже берётся командовать солдатами, строя из себя деда-всеведа. Работа такая. Деньги зарабатывает. Но, чтобы командовать естественно, надо быть дедом – в смысле развития ума и понимания жизни. Дедом по внутреннему содержанию. А он, военный, с молоком на губах, должен был бы быть в Триединстве учеником – тогда всё естественно, и у его жены есть возможность счастья. Но муж за деньги взялся кривляться под деда, всё неестественно – вот она и становится противоположностью девы. Муж-военный сам заталкивает свою жену в адюльтер – тем, что не ученик. А тем, что, не поспешив доразвиться до деда, навязывается солдатам, заталкивает её именно под солдат, а не, скажем, под врачей, – потому что, замещая перед глазами солдат деда, вталкивает их в неестественное. ШТРАФБАТ
Чтобы женщине изменять с врачами, надо чтобы муж был главврачом.
 
Есть дополнительное доказательство приведённой схемы. БЕЛАЯ ГВАРДИЯ. ДАЧНИЦЫ Однажды по работе Меняйлов пытался найти хотя бы одного офицера, который бы не изменял жене. Не нашёл. Оказалось, что у нынешних офицеров есть две гордости. Одна – это не блевать ГОЛОЛЕД, сколько бы ни выпил, вторая – обслужить  ЗИГЗАГ любую бабу, которая этого пожелает. Для военных это два критерия, по которым они определяют ЯЙЦА мужественны они или нет. Смешно, но военные считают, что то, что они идут на поводу у любой бабы есть вернейший признак того, что они независимы от своей жены, не подкаблучники. Смешно. Именно это и доказывает, что они подкаблучники. На самом деле, они лишь отражают своих жён:  ОЛЕНЬ изменяет она – изменять хочется и ему. Так что если нет ни одного офицера, который бы не изменял жене, то нет и ни одной офицерской жены, которая бы не изменяла мужу. Ему это неприятно, вот он и смотрит телевизор. ТЫ ЛЮБИШЬ ВИНО
 
Известный своей красотой китайский фильм «Дом летающих кинжалов» как раз на эту самую тему – невеста воинского начальника изменяет ему с его подчинённым. Вот этот – начальник полиции, военизированной полиции, по сути, военный. А это – его невеста, которая жениху не даёт. И вообще работает в борделе. РАЗВЕ НЕ ЗНАЕШЬ, ЧТО МНОГИХ? Зато даёт она его подчинённому, заму, вот этому. Зам начальнику не друг. Поскольку зам мог бы быть учеником жениха, если бы военный был дедом, но тот не дед, вот зам невесту начальника и имеет. Такой вот «нетипичный» любовный треугольник.
Сюжет закручен так, что если воинский начальник смысл этого любовного треугольника прокусит, как следствие, поступит верно, причём поступит по-жречески, или, что то же самое, по-шамански, то он вызволится в деда, а потому станет главой повстанцев? а в скором времени вообще благословенным правителем страны. Цена ставки больше, чем жизнь.
 
Да, именно для того, чтобы этот военный, правда, сверх того ещё и разведчик, понял жизнь, старейшины правых и решили провести его через фальшивую любовь – и притом провести жёстко. Сначала его влюбили в работницу публичного дома, главный женский персонаж. Причём это не абы какая средняя женщина, а та, которая воспринимается всеми как суперпатриотка, почти национальная героиня. Раскусить такую трудно, для этого надо суметь поставить её в критическую ситуацию, но кто раскусит – тот мудрее прочих, и потому новый вождь. Вождь, которого обмануть уже не сможет никто. Аналогами Сян Мэй являются Тринити из «Матрицы», рыжая Елена из «Белой гвардии», Наташа Ростова из «Войны и мир», Нина Иванцова из «Молодой гвардии».
 
Итак, старейшины влюбили военного в певицу из публичного дома, дочь предыдущего вождя, которая прикидывается, что она не дочь. Влюбили, надо полагать, просто – ей приказали, чтобы она его соблазнила. Он, будучи военным, и поплыл. Потом его возлюбленную отправляют в такой публичный дом, чтобы посвящаемый мог и даже был обязан за ней следить, подсматривать даже во время интимных отправлений. А О МОИХ ЧУВСТВАХ ВЫ ПОДУМАЛИ? И посвящаемый приобретает опыт неизвестный прочим мужчинам: он видел, как любимица народа этим с другими занимается. Всё, что от него требовалось, это всего лишь сообразить, что она и его соблазнила по тем же технологиям, что и прочих. Как следствие, он должен был понять, что любая становится соблазнительницей – как только получает на то приказ. И, наконец, понять, что соблазнить можно только маменькиного сынка, он же предатель. ШТРАФБАТ КОРОТКО
 
Военный, понятно, оказался крепок как дуб, всё продолжал фантазировать, что у неё к нему какое-то особенное отношение. СТОН Всё удивлялся, что она даёт не ему, жениху и готовому для неё на всё, а другому. КАК ТЫ МОГЛА? Я ДЛЯ ТЕБЯ ВСЁ, А ТЫ ЗА 3 ДНЯ Никак не может понять, что у неё с солдатом не искренний роман, каких вообще не бывает, а лишь часть комбинации по посвящению его, посвящаемого. И что её используют в тёмную. Как и солдата-любовника – тоже втёмную. Был бы настоящий роман, не скрывала бы от своего возлюбленного, что она вовсе не слепая. Но нет, военный упирается, всё норовит принять за чистую монету. СТОНЫ Кроме стонов ещё бы хихиканье принял за чистую монету. ХИХИКАНИЕ В ПУБЛИЧНОМ ДОМЕ С КАНАТОМ
 
Мысль убыстряется по большому счёту, только если образуется Триединство, но по малому счёту помогает и холод, и побои. Оба вида этих вспомощеваний военный получил. ДРАКА В СНЕГУ Но и до этого дорос сообразить сделать это. ДВА НОЖА Он её перехитрил. Показал себя лучшим бойцом, чем она, способным заглянуть вперёд на большее число ходов. И она смогла это оценить, потому что многие годы тренировалась метать ножи. Вкусить от радости уважения может лишь тот, кто хоть чему-то научился из ремесла учителя. Сян Мэй, получив тяжёлую рану, смогла, благодаря боли, через какое-то время вернуться в реальность, и признать, что он – более развит, а это признание – начало уважения. А уважение со стороны кандидатки в деву – это необходимое условие для образования элемента Триединства. Теперь осталось для образования полного Триединства, чтобы этот солдатик-ловелас задался вопросом. Хоть каким. Чтобы перешёл в состояние исследователя. Но такие вопросами обычно не задаются. Живут от аналогии к аналогии. Чтобы такие задались вопросом, их часто приходится подолгу бить. Чем и занялся сдающий экзамен на вождя. Посвящаемый в вожди был, безусловно, более хорошим бойцом, чем его зам-солдатик, и мог бы его легко убить. Однако этого не сделал – и всё это ради образования Триединства.
 
И только когда вождь почувствовал, что солдатик дорос, он и организовал ситуацию, в которой солдатик вынужденно задастся вопросом. Вот она, эта жреческая ситуация. ВЫДЕРНУЛ ИЗ СПИНЫ И ШВЫРНУЛ Трудно в этой ситуации не задаться вопросом: а чего это вождь не кинул нож?
Итак, задавшийся вопросом ученик, плюс уважающая деда, так скажем, дева, плюс разгадавший обман любимицы народа дед. Всё, Триединство сформировалось!
 
Это была победа вождя. Результат двух его победных решений. Этого. И этого.
Образование Триединства, пусть и на краткий момент – победа, дарующая счастье всем участникам. Между прочим, и умирающей Сян Мэй тоже. Именно потоком счастья хлынувшим от Триединства и объясняется, почему Сян Мэй, у которой весь фильм фальшивые улыбки, вдруг в первый и в этой её жизни в последний раз появляется улыбка счастья.
 
Да, умерла она счастливой, но не потому, что умерла, а потому что будущий вождь возрос до способности образовать Триединство. Гениальный фильм: вот только что был пошлейший любовный треугольник – а вот уже жреческое Триединство.
 
Понятно, что после победы вождь идёт вкусить от счастья служения своему народу и истине. Сян Мэй умерла, но умерла так, что следующая её жизнь будет почище и посчастливей. Старт будет повыше – с того уровня, который она достигла при смерти.
 
В конце концов, правильная жизнь – это подготовка к правильной смерти. Сян Мэй в неё вложилась тем, что немало метала ножи. ПОЛЁТ НЕСКОЛЬКИХ
Что до этого телёнка, который до того был просто предателем – до ничтожности, то больше он таким быть не сможет. Он задался вопросом, как следствие, вкусил от Триединства, в котором только и получаешь значимые ответы – и теперь он будет искать следующие ответы… И это будет его уже настоящая жизнь.