Пленные америкосы: позорные детали  Скачать сценарий
 
Видеоролик "Пленные америкосы: позорные детали"
 
Меняйлов представляет. БОМБЁЖКА + ТИТРЫ ВОЙНА ХАРТА Чрезвычайно интересный сюжет. А изюминка такая. ОБА ПРОИГРАЛИ. Ну, на дворе 1945-й, немцы проиграли – это понятно, но почему проигравшим ощущает себя и американский полковник тоже?


Но сначала рассмотрим сюжет «Войны Харта». Лагерь для военнопленных американцев. НУ ВСЕ ЧАСТИ ВТОРЖЕНИЯ СДАЛИСЬ.  От своих войск пленные американцы страшно далеко – шесть дней на поезде. ШЕСТЬ ДНЕЙ НА ПОЕЗДЕ А вот русские близко – уже слышны орудийные залпы советских орудий. Никак не может быть, чтобы канонада была союзническая: как-никак шесть дней на поезде и шесть дней пешком. Противоположный конец Германии от союзнического фронта. К тому же в фильме сказано, что боеприпасы с завода используются против русских. Ну не поперёк же всей страны возили боеприпасы? То есть один день наступления – и русские пленных из лагеря освободят. Заодно русские захватят и завод по производству боеприпасов, расположенный неподалёку от лагеря военнопленных. ЭПИЗОД Русские, захватив завод, демонтируют оборудование и вывезут в СССР в качестве компенсации, впрочем, недостаточной, за разрушение городов, сёл и заводов в СССР. Русские воюют и побеждают, американские военнопленные тоже решают повоевать – создают подпольную группу чуть более 35 человек, совершают побег и этот завод взрывают – за день до того, как он достанется русским.

Уничтожают его вместе с работающими там немцами и русским военнопленными. Очень может быть, что при подрыве завода гибнут и некоторые американцы. Дистанционно-то им завод взорвать нечем. Так что, скорее всего, навредили ценой своей жизни. Понятно, что американцы-вредители чувствуют себя при этом ну абсолютными героями. У вредителей всегда так: нагадили – и торжествуют. В «Войне Харта» отлично показано, что подобное уничтожение завода немецкого полковника нисколько не огорчает. ЭПИЗОД Можно даже сказать, что немецкий полковник вполне одобряет поведение американских боевиков – если уж американцы не воюют на стороне фюрера, то хотя бы гадят врагам фюрера – русским. То, что немецкий полковник доволен, в общем-то не прикалывает, здесь всё понятно, а вот с чего это американские вредители чувствуют себя ну абсолютными героями?
 
Сила фильма «Война Харта» не в том, что в нём сами же американцы показали ещё один позорный эпизод из истории войн Америки, а в том – что этот фильм отличное подспорье для создания теории товарищества. Есть проблема в развитии каждого человека как полноценной личности: маменьки запрещают своим детям вообще, мальчикам в частности, видеть женщину такой, какая она есть на самом деле. Вот маменька – домашняя вредительница, гадит при всякой возможности – то есть ведёт себя в точности как американские военнопленные. Если мальчик всё это увидит, то, содрогнувшись, переберётся в товарищество и маменькиным сынком быть перестанет. Маменька останется наедине со своей злобой и предательствами. Вот любому мальчику маменька и запрещает видеть себя и вообще всякую женщину. Хотя и позволено хотя бы отчасти видеть мужчин. Этим тонко и воспользовались авторы фильма. Отсюда и огромная ценность «Войны Харта»: женская психология, нулёвок вообще, показана на мужской плоти – в одном месте собраны и фашисты и пленные. То есть, хотя в «Войне Харта» нет ни одного женского персонажа, однако, фильм является пособием именно по женской психологии, нулёвок вообще.
 
В самом деле, кто такие военнопленные с точки зрения психологической? На пленных есть две точки зрения, понятно, диаметрально противоположные. При президенте Горбачёве, при котором развалили СССР, считалось, что Войну выиграли пленные и предатели. Сейчас это смешно, но тогда так было. Каков поп, таков и приход.  Другая точка зрения: сдавшиеся в плен – полное говно, конченные маменькины сынки, удобрение, хуже того – вредители. В «Войне Харта» то, что вредители, показано отчётливо – на только на материале взорванного завода, но и на взаимной грызне пленных, вместо борьбы с нацистами.
 
Надо, понятно, учитывать, что немецкие офицеры, которые воевали с американцами и прочими союзниками, после Войны в мемуарах писали, что по боевым качествам один русский солдат времён Сталина равен шести американским того же периода. Так вот: сдавшиеся в плен американцы ещё хуже. ПОХОЖЕ ВСЕ СДАЛИСЬ  Исключение составляют разве что два лётчика-негра, которые оказались в плену действительно вынужденно. Хотя, для сравнения: советские лётчики, будучи сбиты, нередко вступали в бой и на земле и живыми в плен не сдавались. Негры на земле в бой не вступили. Но всё равно негров-лётчиков белые пленные ненавидели не столько за то, что они – негры, сколько за то, что они, как воины, намного честней остальных сдавшихся в плен с полным боекомплектом. КРОЛИКИ ПОЛНЫЙ БОЕКОМПЛЕКТ
 
Так что же явлено в изюминке «Войны Харта»? ЭПИЗОД ОБА ПРОИГРАЛИ Что для бабы проигрыш? Человек-товарищ ориентируется на результат, есть осязаемая победа или нет её, именно осязаемая, а нулёвка ориентируется только на внутреннее ощущение. Мыслящему человеку понятно, что встреча с более развитым, с учителем, появление возможности подставить плечо в его работе – это удача, это если уж не победа, то преддверие победы. А у наоборотников всё наоборот. Реакция на встречу с учителем – ощущение проигрыша, поражения. Просто по принципу наоборот. Вот поэтому оба полковника, и фашист, и американец равно переживают ощущение поражения. Ведь к порогу концлагеря, в котором они обитают, подошла сталинская армия, если далеко не все товарищи, то хотя бы ячейки товарищества, которые несут обитателям концлагеря истинную свободу – товарищество. ВСПОЛОХ КАНОНАДЫ
 
Оба полковника по сути, бабы – у них ведь бабские реакции. С той лишь разницей, что американский полковник уже реализовал возможность трусливо сдаться в плен без боя, а у фашиста этой возможности ещё не было. Хотя весь фильм показывают, что немец готовится сдаться американцам, для чего, как баба, и рассоривает американцев с русскими уже тем, что способствует вредительскому подрыву американцами завода. Типа, все американцу чужие, только он, немецкий полковник – друг: немец помогал американцу, теперь черёд американцу помочь немцу. Оба полковника весь фильм постоянно друг перед другом подчёркивают, что они одного поля ягоды. Хотя под маской братания прячется взаимная ненависть – как у баб. Немецкий полковник, к примеру, мог бы и не марать рук об американского, приказал бы и американского полковника шлепнули бы, но немец не смог отказать себе в удовольствии пристрелить америкоса собственноручно. ВЫСТРЕЛ. А ведь мог бы приказать пристрелить подчинённым.
 
Для понимания того, что происходит в «Войне Харта», необходимы хотя бы первоначальные знания о товариществе. В частности, надо уметь видеть какие непроизвольные реакции наступают у нулёвок при соприкосновении с товариществом – впрочем, об ощущении поражения мы уже говорили. А ещё желательно понимать, почему к русским пленным немцы относились несравнимо хуже, чем к американским пленным. Хотя формально рассуждая, что тот пленный, что другой – какая разница? Но разница в отношении была, и в «Войне Харта» показана отчётливо. Русских содержали несравнимо хуже. Отличие русских пленных от американских в том, что русские были благословлены приходом великого учителя товарищества, товарища Сталина, поэтому, когда в плен сдавались советские, а сдавались они преимущественно даже не ранеными, вот посмотрите, не ранены и какое огромное их количество только на одном участке фронта, эта сдача была предательством многократно худшим, чем предательство, совершаемое американцами.
 
 Далее всё по законам психоэнергетического резонанса: немцы ненавидели принципы товарищества и справедливости – кто помнит, объявили себя высшей расой, а остальных – недочеловеком, а это – предательство мирового товарищества, поэтому, при встрече с особенным предателем товарищества из другого народа, они в пороке взаимоусиливались и впадали в особенную ненависть. Резонанс.  Всё чётко: русские пленные большие предатели, чем американские пленные – вот и ненависть в немцах усиливали больше, чем американцы. Как говорится, ничего личного: если бы Сталин был у американцев, то хуже относились бы к американцам. И это русские в концлагере слушали бы патефон и играли в футбол, а американцы бы ждали, когда какой-нибудь особенный предатель из русских через забор швырнёт им буханку хлеба. Ничего личного – непроизвольные реакции.
 
Создатели фильма «Война Харта» этот закон взаимного резонанса подобных явно понимали. Вот сержант, который сотрудничал с немцами. Ему даже документы немецкие сделали. И сумма огромная в немецких марках у него собралась – гонорары за доносы. Этому сержанту не нравятся реальные бойцы-негры – потому что они бойцы. Хоть сколько-то. Зато сержанту нравится Харт – трус и предатель товарищей. Вот сержант помогает Харту. У сержанта классическое наоборотничество. А ради того, чтобы сделать приятное русским пленным сержант вообще готов лезь под пулю. Всё чётко: поступок немецкого агента такие же как сержант назовут бытовым героизмом, а другие – наоборотничеством предателя. Сержант, точно, предатель. Предатель и Харт. Сержанту Харт нравится, а бойцы – нет. А русские, предавшие Сталина,  сержанту нравятся ещё больше. Ну и кто эти русские пленные, если судить по предпочтениям сержанта-наоборотника?
 
Но в русском народе, а речь идёт обо всех народах СССР, не все падаль. Я не в курсе был ли хоть один американский офицер, которого бы немцы похоронили с воинскими почестями, но вот случаев, когда немцы хоронили с воинскими почестями сталинских офицеров и бойцов, известно немало. Взять хотя бы генерала Ефремова, который погиб во время окружения под Вязьмой. После освобождения Вязьмы, при перезахоронении тела генерала Ефремова, выяснилось, что немцы даже золотых часов с его тела не сняли. По тем временам и простые-то часы были ценностью, а золотые – тем более, уж какие немцы мародёры, но с генерала Ефремова золотых часов не сняли, а над его могилой дали залп – в знак уважения. По меньшей мере, старший офицер, по распоряжению которого столь уважительно хоронили генерала Ефремова, понимал ту важную воинскую закономерность, что если не отнестись уважительно к герою, воевавшему хотя бы и на стороне противника, то в подсознании, и в своём, и в подсознании подчинённых загноится перевёртыш, кому подражать. Сочтёшь, что прав русский позорный пленный – станешь трусом, тупицей и неадекватным. Словом, неудачником. А сочтёшь, что прав такой, как генерал Ефремов, который плену предпочёл смерть в бою за Сталина – будешь боеспособен. Практика военного искусства – известная в тысячелетиях. Вот поэтому столь многих сталинистов немцы хоронили с воинскими почестями. Такова военная целесообразность. Участники церемонии будут более адекватны и неуязвимы.
 
И, наоборот, к полицаям из русских,  и прочим таким же, которые служили фюреру, общее название таких хиви, немцы относились как к говну. Казалось бы, союзники эти полицаи, антисталинисты, а относились к ним, как к говну.
 
Пристреливали при всяком удобном случае. Аналогично, для сохранения боеспособности армии наиболее мыслящие из числа немецких офицеров должны были выделить наиболее отпетых предателей и обозначить их как дерьмо в квадрате – ими и стали русские пленные. Действительно, заслуженно. Тот, кто проявит к этой падали снисхождение – чуть-что непременно погибнет. Хоть американец, хоть русский, хоть немец. Что и произошло с этим сержантом. Он сам себя приговорил, кидая хлеб свиньям из числа русских. Полная психологическая достоверность. Кстати, сержанта убил ему подобный – полковник МакНамара. Оба они, и полковник, и сержант, кидали хлеб предателям в квадрате – один другого и должен был убить. Опять психологическая достоверность, закон взаимного резонанса. Они бы оба друг друга с удовольствием убили, но полковник оказался быстрее. Впрочем, полковник вскоре тоже подох.
 
Аналогично и по нынешней жизни. Если не выделить предателей Сталина в касту неприкасаемых, не обозначить хулителей Сталина как полное говно, то народы, которые этого не сделают, будут обречены жить на задворках. Когда-то, при жизни Сталина и практически всенародной его поддержке, русских очень уважали. Бояться – одно, а уважать – совсем другое. Уважали, где бы русские ни появлялись. А сейчас, когда русские по собственному выбору впали в состояние «предатели в квадрате» они презираемы по всему миру. И госструктуры разных народов это презрение поддерживают – всё правильно, заботятся о благе собственных народов. И правильно делают. Тот, кто заботится о нравственном здоровье своего народа, достоин уважения.
 
Так что, как бы ни кривлялись нынешние русские или другие народы с территории бывшего СССР, они будут презираемы всеми народами, в которых хоть сколько-то теплится здравомыслие. Кстати, и друг друга будут презирать. И так будет до тех пор, пока народы СССР в своём предательстве не покаются. И не на словах, слова – пустое, а на деле, хотя бы пока не восстановят порушенные памятники товарищу Сталину, великому учителю товарищества и настоящей дружбы. Но и памятников мало – надо вернуть в обиход принципы товарищества, а это суть честность, скромность, верность и победоносность.
 
Предатели вообще-то распознаются легко. Тот же американский полковник МакНамара легко раскусил Харта как предателя. Полковник сам побывал в учреждении, в котором немцы склоняли к предательству американцев – и тамошние порядки знал. Сначала пленённый американский офицер попадал к Лутцу, а если не соглашался предавать своих сразу, ещё у Лутца, то переходил на второй уровень устрашения – к Шуману. Шуман упиравшихся ломал. ЦИТАТА
 
Харт сказал, что у Шумана на допросах не был, а был только у Лутца. Всё понятно: Харт – мразь, предал своих ещё у Лутца. Остальные – у Шумана, но те, которые ломались уже у Лутца – вообще полное говно. Но Харту не позволили жить в офицерском бараке не потому, а потому, что полковнику стало сразу ясно, что Харт до такой степени дерьмо, что будет в состоянии конкурировать за власть с ним, с полковником. В самом деле, такие как Харт, или спят у параши, или становятся лидерами пленных. Пленные – дерьмо, ставят над собой дерьмо ещё большее – вот Харт и стал лидером. Закономерным образом. Так что предатель распознать легко – если ты сам лишь умеренный предатель. Но есть, разумеется, и другие способы распознавания предателей. Способ, который применил полковник, из самых простых. Есть и более утончённые способы. Скажем, сержанта, что он предатель можно распознать по одной этой детали. ?
 
С предательствами так: совершил одно, и, если не прошёл очищение в товарищеской пятёрке, совершишь и другое. Осмысливал ли эту закономерность отчётливо немецкий полковник КНИГИ, вообще говоря, судя по обилию книг, достаточно развитый, или интуичил, но он американскому полковнику швырнуть хлеб предателям Сталина позволил не случайно. Всё, после этого поступка америкос становится окончательно управляем фашистом. Ещё больше приближается к состоянию «вредитель». Это падение америкоса немецкого полковника вполне устраивало.
 
В «Войне Харта» очень хорошо показано, что воспоминание о своём предательстве для Харта очень болезненно. Вспомнит – аж ноги подламываются. ПОДГИБАЮТСЯ Под таким грузом жить тягостно, даже чересчур тягостно.
 
На всё и всегда есть три точки зрения. СХЕМА С точки зрения холуйской Харт ловко вывернулся на допросах, споро предал, и тем самым, как ему кажется, сохранил здоровье. Но холуйский взгляд не учитывает, что неправильные поступки непременно приводят к закономерным последствиям. К примеру, будешь спотыкаться и расшибать нос. С точки зрения товарищеской Харт совсем не молодец, а обыкновенный холуй, маменькин сынок: у него, Харта, отсутствует победная интуиция, ведь если бы она у него была он бы не попал в эту ситуацию ВЫСТРЕЛ ОТ НЕМЕЦКОЙ ЗАСАДЫ. Ни сам бы не попал в плен, ни спутника своего под смерть бы не подвёл. Точка зрения господская в данном случае размазанная. Можно утонуть в рассуждениях о цели Харта: если он поставил себе целью выжить любой ценой, то молодец, а с точки зрения победы над фашизмом – ничтожество. Так что в данном случае всё можно свести к двум точкам зрения: товарищеской и наоборотнической, она же лакейская, она же подкаблучная. Итак, у Харта есть на выбор два способа, чтобы у него перестали подламываться ноги: товарищеский и наоборотнический. Товарищеский таков: начать вести себя так, чтобы тебя не вышвырнули из пятёрки, настоящей дружеской пятёрки. Для этого сначала честно признаёшься в самом позорном. Честность открывает врата в товарищество, а в состоянии коллективного разума, в процессе совместной созидательной работы, свой взгляд на жизнь переосмысливаешь. Изменил взгляд, действительно изменил, всё – никто тебе твоего преступления и не вспомнит. И у самого плечи расправляются. И спотыкаться перестаёшь.
 
Но на практике пользуются совсем иным способом. Фальшивым. Им пользуется каждая баба или маменькин сынок. К примеру, бляданула или ребёнка убила, пойдёт помоется или белое платье наденет – всё, у неё появляется ощущение чистоты. Ощущение. Типа святая. Но при этом меняется только её самоощущение. Внутренняя структура дурилок остаётся прежней, что окружающими распознаётся. В частности, появлением на фальшиво покаявшегося раздражения. Предатель Харт пытается искупить свою подлость, понятно, не по товарищески, а по-бабьи. В частности, пытается создать у себя ощущение святости путём создания ситуаций аналогичным тем, в которых маменька, кому-нибудь нагадив, это ощущение святости достигала. В частности, Харт начинает изображать из себя правоборца. Презумпция невиновности и всё такое. Эта одна из технологий блядей: начинают доказывать, что тот, кто не пойман – не вор. Не возьмут её с поличным – вот у неё и ощущение чистоты, даже святости. Вот этим самым и занимается Харт своим правоборчеством, понятно, при этом скрывая, что он предал своих однополчан немцам.
 
Другой бабий приём – вообразить, что кто-то хуже неё и, смешно сказать, поэтому она чистая и честная. Этот приём Харт тоже использует – старясь изо всех сил доказать, что полковник МакНамара нехорош – хоть в чём-то. С точки зрения наоборотнической, он же бабий, приём беспроигрышный: при желании недостатки можно найти даже у самого лучшего. Но даже если недостатки у более развитого ты не нафантазировал, а они, действительно, есть, от этого сам товарищем не становишься – и тебя всё равно люди, в смысле не пленные, уважать не начнут.
 
Харт глуп, мальчишка, взялся доказывать, что полковник МакНамарра с изъянами. Но главного изъяна поковника Харт не прокусил. У полковника МакНамара была тайна – он сам сломался у Лутца, то есть ещё на первом этапе. На это указывает с десяток, наверное, деталей фильма. Один из очевидных признаков тот, что лидером пленных может стать только суперпредатель. По этому механизму лидером стал Харт, по тому же механизму лидером стал и полковник Мак-Намарра. Харт совсем уж размечтался о том, что он станет нравственным авторитетом среди пленных, понятно, фальшивым авторитетом, но полковник его и здесь обставил. ВЫСТРЕЛ Придурок Харт вообразил, что это – благородство. Но это только на взгляд холуя, а взглядов – три.
 
Итак, сюжет фильма: пленные из числа американцев, реализовав свои бессознательные стремления подкаблучников тем, что оказались в лагере для пленных, занялись выяснением, который из уродов самый урод и потому будет для них нравственным авторитетом. По ходу дела гадят русским, вернее товарищам из числа русских, реальному нравственному авторитету эпохи. Вот только не надо путать американцев вообще с американскими пленными. Да и американцы разных эпох разные – в те времена американцы были союзниками Сталина, а возглавлял американцев президент Рузвельт, единственный президент в истории Америки, который был избран 3 раза.
 
А как на месте американских пленных поступили бы товарищи, скажем, партизаны, скажем, ковпаковцы? Вот американские самолёты штурмуют станцию. ФОТО В результате кое-где валяются трупы немецких часовых, а рядом с ними их стрелковое оружие. А вот вообще показан эшелон с бронетранспортёрами. А вот разбитый грузовик с оружием. На бронетранспортёрах пулемёты с полным боезапасом. С этого места ковпаковцы, захватив всё это оружие, такой бы по тылам Германии учинили рейд, что только держись. И выжили бы. Но ковпаковцы – товарищи, члены пятёрок, а это худшие из американцев – пленные. У сдавшихся в плен психология иная. За правое дело воевать они не собирались.
 
Кстати, обратите внимание, как пленные выстроились не вдоль своего состава, а вдоль немецкого воинского эшелона, тем самым оберегая его от американских истребителей. ПОКАЗАТЬ БЕЗ ЗВУКА По сути, воюют на стороне немцев.
 
А вот ещё ситуация. Один немец с винтовкой на несколько десятков пленных в колонне. Если бы колонна состояла из ковпаковцев, они бы вообще без потерь порешили бы всех конвоиров и опять после этого устроили по немецким тылам такой рейд, что немцам мало бы не показалось. Но то, если ковпаковцы, партизаны, а это – пленные. Одни после Лутца, другие – после Шумана.
 
Точно так же и с концлагерем. Подобный орешек партизаны разгрызали множество раз. Сначала совершала побег небольшая группа, сколотившаяся в пятёрки, потом, обзаведясь оружием, освобождала весь лагерь. Правда, практика освобождения целых лагерей показала, что бОльшая часть освобождённых пленных разбредалась в поисках бабьего подола, под который спрятаться, их отлавливали полицаи, вешали или ещё как казнили, или обратно в лагерь, но какая-то часть освобождённых, пусть небольшая, в руки оружие всё-таки брала, и Войну они заканчивали орденоносцами. Но то – партизаны, а не пленные, вредители. Это для пленных Сталин – ужас, а партизаны шли в атаку под девизом «За Сталина!» Не за осетином шли с усами и трубкой, а за великим учителем товарищества. Именно так: «За Сталина!» А не «За Родину! За Сталина!» Шли – и побеждали.
 
Так что, стеная о жалком положении народов на развалинах СССР, не стоит забывать о причине этого жалкого положения – о предательстве народом учителя товарищества. В его лице принципов товарищества. Не стоит забывать и о непроизвольных реакциях: к пленному по духу хоть сколько-то человек непроизвольно относится как к падали, как к презренному предателю, коим он и является, относятся так же презрительно, как сейчас относятся к нынешним русским. А к товарищу, члену пятёрки – как к партизану – с уважением. Опять-таки по большей части непроизвольно. С уважением.
КАДРЫ ПАРТИЗАНСКОЙ ХРОНИКИ. ПАРТИЗА-АНЫ-Ы-Ы !!!!! ??????????